История России(XIX век )  

 

 

Возникновение народничества и его основные течения

 

В 50—60-е годы среди молодежи распростра­нился тип нигилиста, человека, изучающего ес­тественные науки и приносящего конкретную пользу в качестве врача, агронома, инженера. Мо­лодые люди из разночинцев пошли в университе­ты. Осенью 1861 г. была введена плата за обуче­ние и запрещены студенческие сходки. С этого времени начались крупные студенческие волне­ния и массовые исключения из университетов. Не­состоявшиеся Базаровы пошли в народ искать свое место в жизни. Среди демократической молоде­жи стали распространяться идеи «возвращения долга народу», беззаветного ему служения. На­родничество, у истоков которого стояли Герцен и Чернышевский, сложилось в мощное движение со своей идеологией. Защита интересов простого на­рода, демократизм, отрицательное отношение к буржуазному строю, вера в социалистическую уто­пию были заимствованы народниками у Герцена и Чернышевского. Влияние последнего было осо­бенно сильным: Герцен высоко ценил граждан­ские права и свободы, народники же вслед за Чер­нышевским считали, что социальное освобожде­ние решит все проблемы; за гражданские свобо­ды они боролись постольку, поскольку надеялись с их помощью расширить свою пропаганду, чтобы взять власть и ввести социализм.

В идейном отношении в народничестве выде­лялись три направления.

Пропагандистское возглавлял П. Л. Лавров. Он разделял веру в социалистическую утопию, в самобытность исторического развития России, об­щину как основу ее будущего строя; признавал необходимость социальной революции; критико­вал революционный авантюризм, поспешность. Революция, по Лаврову, должна готовиться неус­танной пропагандой интеллигенции среди наро­да, насилие должно быть сведено к минимуму: «Мы не хотим новой насильственной власти на смену старой».

Бунтарское направление возглавлял М. А. Ба­кунин. Его анархическое учение говорило об ан­тигуманной сущности всякого государства. Госу­дарства следовало заменить свободными автоном­ными обществами, организованными снизу вверх. Бакунин требовал передачи всей земли — земле­дельцам, промышленности и капиталов — рабо­чим союзам, упразднение семьи и брака, общест­венного воспитания детей, уравнения прав жен­щин с мужчинами. В начале 70-х годов Бакунин сосредоточил свою деятельность на юге Европы. Наиболее отзывчивыми на пропаганду анархизма оказались неквалифицированные слои рабочего класса и люмпен-пролетарии. Бакунин объявил их авангардом рабочего движения. Он полагал, что среди малообразованных масс наиболее дей­ственной является «пропаганда фактами» — не­прерывные мелкие восстания, бунты, аграрные волнения. В России Бакунин связывал свои наде­жды с крестьянством; русского крестьянина счи­тал «прирожденным социалистом». Последовате­ли Бакунина составляли значительную часть на­родников и порою действительно прибегали к « пропаганде фактами ».

Заговорщическое направление представлял П. Н. Ткачев. Он видел ближайшую цель в созда­нии хорошо законспирированной дисциплиниро­ванной революционной организации, которая, не теряя времени на пропаганду, должна захватить власть. В этом он был близок к «бланкизму» —идеям французского революционера О. Бланки. В отличие от Лаврова Ткачев полагал, что не про­свещение народа должно предшествовать револю­ции, а наоборот. После захвата власти уничтожа­ются консервативные и реакционные элементы и распространяется равенство и братство. В проти­воположность бакунистам Ткачев оставлял силь­ное централизованное государство. Идеи Ткачева нашли свое отражение в народническом движе­нии конца 70-х годов.

В 1869 г. в Москве создал свою организацию (на базе разгромленного ишутинского кружка) С. Г. Не­чаев. Себя он выдавал за члена несуществующего центрального комитета, требовал от подчиненных строгой дисциплины и слепой веры руководителю. Нечаев считал, что для достижения высоких целей хороши любые средства, даже аморальные. Одного из членов общества он заподозрил в отступничестве и велел убить, чтобы «сцементировать кровью» свою организацию. Убийство совершили, но организация была раскрыта. Правительство устроило открытый суд. Нечаевский процесс многих оттолкнул от рево­люционного движения, в котором назревали опас­ные явления.

В начале 70-х годов в Петербурге несколько кружков, которые возглавляли М. А. Натансон, С. Л. Перовская, Н. В. Чайковский, объединились в единую подпольную организацию, получившую название (по имени последнего) «чайковцы». Глав­ным ее делом была пропаганда среди рабочих идей демократизма и социализма. Предпринима­лись попытки наладить работу среди крестьян. В 1873—1874 гг. развернулось стихийное движение радикально-демократической молодежи — хожде­ние о народ. Последователи Лаврова стремились перевоспитать народ, бакунисты — поднять на вос­стание. Особого размаха хождение в народ дос­тигло в Поволжье. Однако пропаганда велась то­ропливо, и народники не сумели верно оценить, насколько социалистическое учение соответству­ет народным взглядам; поднять восстание тоже нигде не удалось. Правительство арестовало более 1500 чел., несколько сотен из них предстало перед судом по обвинению в революционной пропаганде. Хождение в народ подорвало идеи бакунизма и способствовало распространению ткачевской идеи о необходимости создания мощной организации для подготовки революции.

В 1876 г. возникла новая «Земля и воля», по­строенная на началах централизма. В ее состав вошли избежавшие арестов участники хождения в народ — М. А. Натансон, Г. В. Плеханов, С. Л. Пе­ровская. Ядром был небольшой кружок; общест­во делилось на три группы: 1) «деревенщики», ведущие работу в крестьянской среде; 2) пропа­гандисты среди рабочих и студентов; 3) «дезорга­низаторская группа» для борьбы со шпионажем в рядах революционеров и привлечения на свою сторону лиц из правительственных учреждений, военных. Члены «Земли и воли» вели активную разъяснительную работу, применяя иногда и «про­паганду фактами». Террор рассматривался как средство самозащиты. Землевольцы сделали вы­воды из хождения в народ: их программа требо­вала передачи всей земли крестьянам, свободы и самоуправления — эти требования были близки и понятны крестьянам; пункт о свободе вероис­поведания был рассчитан на привлечение старо­обрядцев и сектантов. 6 декабря 1876 г. общество организовало демонстрацию перед Казанским со­бором в Петербурге, демонстрация не удалась; но суровое наказание участникам (пятерых приго­ворили к каторге, десятерых отправили в ссылку) вызвало к ним сочувствие. После этого землеволь­цы организовали поселения в Поволжье, на Кав­казе, Кубани и Дону; они хотели создать «рево­люционную рать» и не понимали, сколь наивны попытки немедленно поднять народ на восстание.

Полиция выслеживала и громила поселения, к осени 1877 г. их почти не осталось. В «Земле и воле» назревал кризис.

Сайт сделан по технологии "Конструктор школьных сайтов", спонсор проекта благотворительный фонд "Альпари"