История России(XIX век )  

 

 

Промышленный подъем 90-х годов. Рабочее движение

 

Правительство Александра III считало необхо­димой государственную поддержку промышлен­ности. В 80-х и начале 90-х годов темпы ее разви­тия были слабыми: сказался мировой сельскохо­зяйственный кризис, обнищание крестьянства, су­жение рынка сбыта для русской промышленности. Правительство, поддерживая промышлен­ность, стало расширять железнодорожное строи­тельство, началось перевооружение армии и фло­та. На эти цели уходили выкупные платежи. Воз­росшие заказы требовали развития металлурги­ческих и машиностроительных заводов. Чтобы иметь необходимую валюту для расчетов за вво­зимое из-за границы оборудование, правительст­во увеличивало экспорт хлеба (несмотря на то что в стране хлеба не хватало). Назначенный в 1892 г. на пост министра финансов С. Ю. Витте, сторон­ник активного стимулирования государством про­мышленности, восстановил винную монополию; до­ходы от нее вскоре стали составлять значитель­ную часть государственного бюджета. В 1897 г. была проведена денежная реформа, введено золо­тое обеспечение рубля. Рубль стал конвертируе­мой валютой, что усилило приток капиталов из-за границы. Французские и бельгийские капита­листы вкладывали средства в металлургическую и угольную промышленность юга России, англий­ские — в добычу нефти, немецкие — в машино­строение, электротехническую и химическую про­мышленность.

В 1893 г. начался промышленный подъем, ох­вативший прежде всего отрасли, получавшие го­сударственную поддержку, — черную металлур­гию и машиностроение. Тогда же сложился ком­плекс предприятий тяжелой промышленности на юге России, на границе российских и украинских губерний. Машиностроительные заводы строились в Петербурге, Москве, Подмосковье. На новых предприятиях внедрялись сложившиеся на Западе организационно-технические формы производства. Однако отсутствие у русских рабочих достаточ­ного опыта и дешевизна рабочей силы привели к тому, что в России производство сконцентрирова­лось на крупных фабриках и заводах; Петербург, Москва, Подмосковье, Урал, Юг, Баку стали мощными индустриальными центрами, в которых сосредоточились огромные массы промышленных рабочих.

На казенных предприятиях, возникших еще в дореформенную эпоху и составлявших особый сек­тор русской промышленности, при Александре Ш сосредоточилось производство вооружений; они бы­ли целиком на государственном финансировании.

В результате промышленного подъема 90-х го­дов в России была создана современная крупная промышленность; повысился удельный вес стра­ны в мировом производстве (доля России в произ­водстве чугуна поднялась до 7% ). Но достижения имели и обратную сторону. До подъема соотноше­ние тяжелой и легкой промышленности было 1:5 (при оптимальном 1:4), теперь же стало 1:3; мощ­ный сектор тяжелой индустрии в стране с отста­лым сельским хозяйством и узким рынком сбыта способен был раздавить экономику. И в 1900 г. в России, раньше чем в других странах, разразился промышленный кризис, принявший затяжной ха­рактер.

В течение последней трети XIX в.- численность рабочих в России увеличилась втрое и к 1900 г. составляла около 3 млн чел. Пополнение рядов рабочего класса происходило за счет крестьян, от­ходивших на заработки. Отрыв их от земли шел медленно: отсутствие страховок и пенсий выну­ждало держаться за земельный надел. Условия труда и жизни рабочих были тяжелыми. Рабо­чий день продолжался от 12 часов на двухсмен­ных фабриках до 14—15 часов на односменных. Заработная плата была в 2 раза ниже, чем в Анг­лии, в 4 раза ниже, чем в США, и выдавалась нерегулярно (на Рождество, Пасху, Покров). Су­ществовала жестокая система штрафов (за прогу­лы, за курение, за пение и т. д.). Жили рабочие в казармах при предприятии (общие спальни, ка­морки на несколько семей), лишь некоторые высококвалифицированные рабочие могли снять квар­тиру или купить домик.

Промышленный кризис 80-х годов, с особой си­лой ударивший по текстильной промышленности, показал, что рабочие, в сущности вчерашние кре­стьяне, не обладают безграничным крестьянским терпением. Недовольство, накопленное в деревне и умноженное на фабрике произволом хозяев, про­рывалось наружу. В 80-е годы забастовки, похо­жие вначале на бунты, приобрели значительный размах. 1885 год начался Морозовской стачкой. Никольская мануфактура Тимофея Морозова в Орехово-Зуеве была крупнейшей хлопчатобумаж­ной фабрикой в России, с 8 тыс. рабочих. С нача­ла кризиса 5 раз снижалась зарплата, штрафы дос­тигли четверти зарплаты. Организаторы стачки П. Моисеенко и В. Волков договорились с рабочи­ми 7 января остановить работу. Забастовавшие ткачи занялись самоуправством: разгромили продовольственную лавку, квартиры директора и некоторых мастеров. В Орехово-Зуево послали войска, приехал губернатор. Рабочие выдвинули требования: повышение зарплаты, упорядочение штрафов, предупреждение об увольнении, прием продукции при свидетелях. В ходе переговоров -В. Волков с группой рабочих были арестованы. Репрессии — аресты, высылка в деревни — вы­нудили рабочих 18 января прекратить стачку. Че­рез год состоялся суд над стачечниками. Присяж­ные заседатели, ознакомившись с порядками на Морозовской фабрике, признали подсудимых не­виновными по всем пунктам обвинения. Редак­тор «Московских новостей» М. Катков назвал этот вердикт 101 «салютационным» выстрелом «в честь показавшегося на Руси рабочего вопроса».

В 1886 г. правительство приняло закон о стач­ках: отныне участие в забастовке каралось аре­стом до 1 месяца, также был установлен макси­мальный размер штрафа. Издание закона не остановило стачечной борьбы, сопровождавшейся по­громами и столкновением с властями, неизмен­но принимающими сторону хозяев. Лишь с на­ступлением промышленного подъема 1893 г. ра­бочие волнения постепенно улеглись.

Сайт сделан по технологии "Конструктор школьных сайтов", спонсор проекта благотворительный фонд "Альпари"