История России(XIX век )  

 

 

Начало царствования Николая II.

Общественное движение в конце XIX в.

 

В 1894 г. на престол вступил Николай II. В на­чале его правления многие возлагали на него боль­шие надежды: в России на смену «грозному» царю приходил «добрый». Однако на приеме 17 января 1895 г. Николай II упомянул о «бессмысленных меч­таниях» общества о представительском строе и за­верил собрание в своей приверженности к самодер­жавию. Победоносцев, готовивший речь Николая П, говорил о «беспочвенных мечтаниях», слова царя прозвучали очень обидно, сразу и навсегда оттолк­нули от него либералов.

Николай не был создан для государственных дел, хотя и относился к ним добросовестно, счи­тая самодержавную власть, полученную от отца, неотъемлемым, завещанным свыше, достоянием своей семьи. Эту власть он должен был укрепить и передать своему сыну. Николай II был так же консервативен, как и Александр III, но не обла­дал столь же смелым и решительным характе­ром. В начале его царствования не произошло по­ворота во внутренней политике в сторону давно назревших реформ.

Во времена Александра III либеральное движе­ние столкнулось с серьезными трудностями. Ми­нистр внутренних дел Д. Толстой вел решитель­ную борьбу с земским либерализмом; прекратил деятельность «Земский союз», затем последовала земская контрреформа. В годы реакции требова­ние конституции отошло на второй план, на пер­вый выдвинулась программа «малых дел», осно­ванная на земской практике: 1) введение всеоб­щего начального образования; 2) отмена телесных наказаний; 3) создание мелкой земской единицы на базе волостного самоуправления. Эти требова­ния высказывались на земских собраниях, пропагандировались в печати. В 1885—1886 гг. во­прос о всеобщем образовании был поставлен Пе­тербургским комитетом грамотности при Воль­ном экономическом обществе, старейшей обще­ственно-научной организации, основанной в 1765 г. В 1895 г. Общество под руководством графа П. А. Гейдена открыло двери для широкой публи­ки, превратившись в своеобразный клуб, где об­суждались насущные вопросы. В 1898 г., когда в стране случился неурожай и голод, Общество по­ставило продовольственный вопрос, его обсужде­ние сопровождалось критикой правительства. Вла­сти запретили публикацию отчетов о заседаниях, допуск широкой публики и обязали присылать на утверждение программу заседаний. Вопросы об отмене телесных наказаний и о помощи голо­дающим поднимало и Пироговское общество вра­чей, основанное в 1883 г.

Развивающееся земское хозяйство требовало разделения уездного земства, на мелкие земские еди­ницы для руководства на местах; земские деятели надеялись на сближение с крестьянством и вовле­чение его в либеральное движение. Кроме того, был необходим координирующий орган наподобие рас­павшегося «Земского союза». Роль такого органа могли бы выполнять ежегодные встречи председа­телей губернских земских управ, как предложил председатель Московской управы Д. Н. Шипов; пер­вая встреча состоялась в Нижнем Новгороде в 1896 г., однако дальнейшие были запрещены ми­нистром внутренних дел И. Л. Горемыкиным. С 1889 г. по инициативе князей Петра и Павла Дол­горуковых видные земские деятели стали собираться на частные встречи и обеды для бесед. Образовав­шийся на этой основе кружок «Беседы» (1899 г.) постепенно перешел от обсуждения земско-хозяйственных вопросов к политическим. В конце XIX в. в либеральное движение включился «третий эле­мент»; по численности и активности оно сравня­лось с консервативным лагерем.

После разгрома «Народной воли» более замет­ную роль в народническом движении стало играть мирное, реформистское направление, названное ли­беральным народничеством. Либеральные народ­ники считали переход России к капитализму упад­ком и намеревались поддерживать крестьянскую общину, артель и другие коллективные формы про­изводства. Для этого они предлагали следующие ме­ры: расширение крестьянского землевладения; де­шевые кредиты для крестьян, уравнение их в пра­вах с другими сословиями. Особенно широко идеи либерального народничества распространились сре­ди «третьего элемента», но влияние и авторитет его идеологов — Н. К. Михайловского, В. П. Воронцо­ва, С. Н. Кривенко — выходило за рамки земской интеллигенции.

Михайловский поддерживал связь с народоволь­цами, отстаивал в»их подпольных листках консти­туционные идеи, призывал к созыву Земского собо­ра, но считал заговор крайним, вынужденным сред­ством борьбы. Вернувшись из ссылки, последовав­шей за событиями 1 марта 1881 г., он сотрудничал в журнале «Русское богатство», главном печатном органе либерального народничества. В центре его философской концепции лежала идея личности. Идеи Михайловского о том, что содержание эпохи зависит от людей (вспомним, Лавров считал, что ис­торический процесс происходит в результате уси­лий «критически мыслящих личностей»), воспиты­вали в молодом поколении активное отношение ч жизни, столь важное в годы реакции.

В. П. Воронцов, работая в земстве, убедился в бес­полезности революционной агитации среди кресть­ян. Он накопил и обобщил огромный статистиче­ский материал о крестьянской общине. Михайлов­ский высоко ценил экономические работы Воронцо­ва, но критиковал его чрезмерное увлечение идеей русской самобытности, идеализацию общины и про­тивопоставление крестьянства и интеллигенции.

С. Н. Кривенко откровенно проповедовал «тео­рию малых дел», считая, что малые дела, сливаясь в крупные, служат высоким целям. Кривенко пы­тался создать земледельческую интеллигентскую общину, построенную на экономических принци­пах и отличающуюся деловой, социально полез­ной направленностью. Эта колония близ города Туапсе потерпела крах, как и многие подобные начинания.

Сайт сделан по технологии "Конструктор школьных сайтов", спонсор проекта благотворительный фонд "Альпари"